Благими намерениями вымощена дорога в Ад

  
 

«Так доколе же ты, Катилина, будешь

испытывать терпение честных и добрых граждан Рима?»

Цицерон (из 4-й речи против Катилины)

О том, что у берегов Абхазии находятся залежи «черного золота» было известно давно – еще в далекие 70-е прошлого века велись работы по изучению этого вопроса, и на шельфе было обнаружены нефтяные месторождения. Однако тогда ни у кого даже мысли не возникло начать её разработку и тем самым поставить под удар уникальный по своим качествам, один из лучших курортов страны.

В современной истории к вопросу о нефти у черноморского побережья впервые начали возвращаться лет десять назад, когда в 1998 году Грузия договорилась о передаче прав на разработку своего участка шельфа Черного моря американской компании Anadarko Petroleum.

Первый президент РА В.Ардзинба выступал против возможной нефтедобычи в Абхазии

мотивируя это тем, что может создаться реальная угроза для окружающей среды, курортной сферы страны и только-только возрождавшегося тогда туризма – почти единственного на тот момент источника существования жителей.

С приходом к власти С.Багапш тема добычи нефти в республике зазвучала с новой силой. «Абхазия обладает серьезными запасами нефти. Мы ведем переговоры с российскими компаниями о разработке месторождения на шельфе Черного моря» - сказал в сентябре 2005 года Багапш. Тогда он рассчитывал, что «весной будущего года переговоры с российскими компаниями войдут в решающую стадию». Предполагал работать в республике, например, НК «ЛУКойл», планировавший начать бурение в 7–10 километрах в море недалеко от Очамчиры.

И лишь многоголосное возмущение общественности заставило тогдашнее руководство в лице С.Багапш оставить эту безумную идею.

Однако, как показало время, не надолго. Уже в мае 2009 года состоялось «первое пришествие» на абхазскую землю представителей крупнейшей в России нефтяной компании «Роснефть», лидера по добыче «черного золота». Руководство нефтяного магната прибыло в Абхазию 26 мая по приглашению г-на Багапш. Тогда было подписано рамочное Соглашение между ОАО «Роснефть» в лице ее главы Сергея Богданчикова и министерством экономики РА, рассчитанное на ближайшие 5 лет.

В августе г-н Богданчиков сообщал, что компания рассчитывает получить лицензию правительства Абхазии на разработку нефтяных месторождений на шельфе республики.

Тогда же, 21 августа, «Роснефть» учредила дочернее предприятие в Абхазии - ООО "РН Шельф Абхазии" (зарегистрировано в г. Сухум по адресу пр-т Леона, д.9) со 100%-ной долей участия «Роснефти» в уставном капитале указанной организации.

24 декабря, т.е. меньше, чем через две недели после прошедших президентских выборов, в Сухум на корпоративном вертолете прибыл многочисленный десант топ-менеджмента российского нефтяного гиганта.

В присутствии президента, премьер-министра и членов правительства республики между ООО "РН Шельф Абхазии" и министерством экономики Абхазии был подписан Договор об условиях геологического изучения с целью поиска и оценки месторождений углеводородного сырья в пределах Гудаутского участка недр, расположенных на дне Черного моря в границах государственной территории Республики Абхазия.

Кроме того, Сергей Богданчиков и генеральный директор Госкомпании «Абхазтоп» Мераб Дзяпш-ипа подписали учредительный договор о создании ООО «РН-Абхазия», которое будет заниматься вопросами строительства и развития сети АЗС на территории республики. 51% в новом предприятии принадлежит «Роснефти», 49% - правительству Абхазии.

«Наша компания пришла в Абхазию с хорошими намерениями», - сказал президент ОАО «Роснефть» С. Богданчиков журналистам после подписания документа.

«Благими намерениями вымощена дорога в Ад»

Так тоже говорят, когда попытки осуществления гуманных и благих целей приводят к обратным, зачастую деструктивным последствиям.

Стремление крупного бизнеса попасть на абхазский рынок, в данном случае, вполне понятно: добыча нефти на территории Абхазии для компании гораздо выгоднее, чем на северных месторождениях – здесь совсем другие, более мягкие природные условия и довольно близко вся необходимая инфраструктура (порты, трубопроводы, рядом находятся потенциальные потребители).

Кроме того, сам Богданчиков в свой первый майский приезд в республику заметил, что «здесь уникальный по своей мягкости налоговый климат, соответственно и инвестиционный, что приятно для нас бизнесменов». Ведь, как известно, согласно действующему законодательству, иностранная компания, инвестирующая в экономику республики сумму свыше 250 тыс. долларов, получает серьезные налоговые льготы. При инвестициях на сумму свыше 1 млн долларов компания освобождается на целых три года практически от всех видов налогов. Соответственно, из обещанных Богданчиковым и так ожидаемых Багапш налогов в казну поступит существенно меньше денег.

А вот что получит при этом Абхазия и ее народ?

Г-н Богданчиков считает, что «Республике это дает рабочие места, налоги, да и все что обычно приносит крупный бизнес на территорию, где он находится». С налогами, как уже отмечалось выше, не все так уж и радужно. С рабочими местами, учитывая высокую технологичность производства и повышенные требования к профессиональной подготовке кадров, тоже, вероятно, будет не всё однозначно. Ведь работу на буровой или нефтяной платформе никак не сравнить с работой официанта в летнем кафе или экскурсовода в Новоафонской пещере. Этому невозможно научить на краткосрочных трехмесячных курсах повышения квалификации. Не так уж и много в Абхазии собственных, подготовленных специалистов в нефтяной отрасли, а, следовательно, они будут большей частью завозиться из России.

А вот что же еще «обычно приносит» столь специфический бизнес, как нефтедобыча и переработка нефтепродуктов (ведь в планах компании еще и строительство небольшого нефтеперерабатывающего комплекса)? Могу поспорить, что если задать этот вопрос любым десяти простым жителям Республики, то кроме упоминания о больших деньгах и нефтедолларах мы обязательно услышим слова «загрязнение окружающей среды», «экологическая катастрофа» и «гибель природы».«Роснефть» планирует работать в Абхазии по двум направлениям: во-первых, это поиск, разведка и в последующем разработка нефтяных и газовых месторождений на шельфе Абхазии. А во-вторых, реализация продукции (бензина, дизельного топлива, масел, смазок) и строительство современных автозаправочных комплексов на территории республики.

Ко второму направлению деятельности, анонсированному «Роснефтью» особых вопросов не возникает. Действительно, удобные, красивые, современно оснащенные автозаправочные станции вкупе с обычной в этих случаях инфраструктурой (автомойки, мотели, придорожные кафе и пр.) украсят дороги страны и добавят положительных впечатлений гостям республики. Г-н Богданчиков обещал, что «Роснефть» вложит в развитие сети АЗС в ближайшие пару лет около 1 млрд. рублей. Причем первые три станции должны появиться уже в следующем году.

А вот первое направление – разработка нефтяных и газовых месторождений - вызывает отнюдь не такие радостные эмоции, если не сказать сильнее – перспектива видеть в обозримом будущем на морском горизонте нефтяные вышки повергает в шок и вызывает искреннее негодование.

А вот президент Багапш считает, что это очень выгодный для Абхазии проект.

И его, видимо, не пугают возможные экологические риски. В интервью, данном Багапш «Независимой газете» в марте 2009 года, он признал возможность нанесения урона уникальной и одновременно хрупкой природе республики от «сырьевой деятельности», но пообещал, что «пока я являюсь президентом Абхазии, ни один камешек без предварительной экологической экспертизы никто не тронет». Может быть, давая «добро» на освоение прибрежного шельфа, г-н Багапш уже имеет на руках результаты такой экспертизы? Так почему бы тогда не ознакомить с ними интересующуюся общественность? Или это были обычно-несбыточные предвыборные обещания?

Вообще, о необходимости проведения экологической экспертизы и соблюдении необходимых требований в области безопасности говорили еще при подписании предварительного майского соглашения. Министр экономики К. Озган не исключала тогда, что «решение руководства Абхазии, вызовет многочисленные вопросы по поводу экологической безопасности», и заявила, что «это рамочное соглашение предусматривает очень серьезную работу по сохранению экологии Абхазии». Подробности этой «серьезной работы» так же остались не известны широкой общественности.

Кстати сказать, когда дочерняя компания «Роснефти» «Камчатнефтегаз» планировала начать поисковое бурение (аналогичное запланированному в Гудаутском районе) на участке шельфа Охотского моря, в ряде прибрежных населенных пунктов проводились общественные обсуждения этого проекта, куда приглашались все заинтересованные граждане и организации. В открытом доступе была вся техническая документация, давались необходимые консультации специалистов и экспертов. Почему бы подобные общественные обсуждения не провести сейчас и в Абхазии, особенно учитывая полный информационный вакуум и особо острую реакцию общественности на данную тему?

Г-н Богданчиков, успокаивая журналистов и общественное мнение, сказал в мае: «Мы планируем в сентябре пригласить большую группу граждан Абхазии, в том числе представителей правительства, парламента, прессы, оппозиционных партий, экологических организаций посетить наши объекты на шельфе на Сахалине, где условия более чувствительные. Мы покажем, как на протяжении 14 лет реализуем морские проекты, где идет реальная практическая добыча нефти и газа. И вы увидите, что все международные стандарты соблюдаются в полной мере». Если все же и состоялся подобный вояж «большой группы граждан», то проходил он, вероятно, в состоянии строгой секретности, т.к. никаких отзывов, отчетов о поездке в абхазских СМИ замечено не было.

Нам остается лишь гадать и сомневаться, так ли замечательно складывается работа у нефтедобывающей компании на далеком Сахалине. Ведь сахалинские экологи и местные жители давно бьют тревогу по поводу грозящих природе острова экологических проблем, вызванных массированной нефтедобычей.

В частности, в серьезной научной работе «Влияние отходов бурения и нефтедобычи на экосистему Охотского моря», основанной на анализе более 50 российских и зарубежных источников, со всеми цифрами и научными данными, сотрудниками общественной организации «Экологическая вахта Сахалина» Н. Баранниковой и Д. Лисицыным был сделан однозначный вывод о том, что проведение разведочных и эксплуатационных буровых работ («разбуривания месторождения»), а также извлечение и первичная обработка нефти крайне отрицательно сказывается на экосистеме моря и прибрежной полосы. Изменяются условия существования (повышение мутности воды, заиливание дна, нарушение температурного режима вод,

изменение физикохимических параметров воды – РН, солености, электропроводности, окисляемости).Создается угроза жизнедеятельности организмов (появление патологических признаков и нарушений в организме рыб и беспозвоночных, накопление нефтяных углеводородов в органах и тканях растений и животных, ухудшение состояния и выживаемости рыб, аномально высокое распространение уродств на эмбриональных и личиночных стадиях развития ряда массовых видов, уменьшение продолжительности жизни и полная гибель особей).

Вопрос будет стоять ребром - или рыбный промысел, или нефтедобыча на морском шельфе

Именно такой неутешительный вывод можно сделать. И громадный урон, уже нанесенный турецкими сейнерами с давно запрещенными к использованию их донными тралами, может быть неизмеримо увеличен.

Но еще более опасной в перспективе является для Абхазского побережья потеря его привлекательности для туристов. Ведь сейчас если не все поголовно, то подавляющее большинство приезжающих к нам гостей называют первопричиной свого предпочтения отдыха в Абхазии именно ее уникальную, нигде более не встречаемую природу.

Нет в республике, наверное, ни одного здравомыслящего человека, по своей воле возжелавшего бы замахнуться на святое и погубить курицу, несущую золотые яйца. Вот и наш «новый старый» президент в очередном своем интервью (на этот раз газете «Время новостей» 24 августа этого года) совершенно справедливо называет курортную сферу «локомотивом, который тянет за собой другие отрасли. Это перерабатывающие отрасли, это и розлив нашей воды. Много направлений, которые развиваются параллельно с развитием курортной зоны».

В ответ на вопрос журналиста о новых точках роста у Абхазии, Багапш уверенно перечисляет: «Задействование всего курортного комплекса. Приведение в порядок здравниц. В этом году по итогам сезона мы ожидаем под миллион отдыхающих. Конечно, это скажется на экономике. Параллельно это развитие аграрного сектора. Это развитие местной промышленности». Интересно, давая «зеленый свет» российским нефтепромышленникам, президент тем самым «задействует весь курортный комплекс» или только «приводит в порядок здравницы»?

Хвастая, что за время его правления поток туристов с каждым годом растет, г-н Багапш радуется: «Люди почувствовали, что здесь стабильно. Здесь хорошая экология. Да, сервис отстает. Но зато море чистое, продукты на порядок дешевле. И самое главное, что это дружественная страна, где они могут не только купаться, но и пообщаться с теми, кого хорошо знают и понимают... Конечно, российский турист будет с удовольствием приезжать сюда».

Конечно, Сергей Васильевич! Безусловно, российскому туристу не нужен будет «берег турецкий». Зачем ему скучный Египет, дорогущая Европа или жовто-блокитный нынче Крым? Там ведь нет на горизонте нефтяных платформ, выброшенной на берег мертвой рыбы, запаха нефти, «радужных» разводов на воде и масляных пятен на гальке.

Он, конечно же, обязательно поедет в новоявленную нефтяную жемчужину Черноморского побережья, чтобы в тени нефтеперекачивающей установки тратить с таким трудом заработанные в кризис свои кровные.

Да и посмотреть на то, как правители собственными руками уничтожают уникальную природу страны, имевшей несчастье избрать таких горе-штурманов, можно далеко не везде – как правило, руководители других государств любят свой народ и думают о его будущем. И не на ближайшие 5 лет, а на перспективу, может быть, к сожалению, и не всегда радужную. Ведь оставшиеся без притока туризма - основного источника своего благосостояния - граждане вряд ли с благодарностью будут вспоминать своих властительных благодетелей.

И ладно бы, если была уверенность, что загубившая природу нефтедобыча принесет каждому жителю республики конкретные дивиденды! Так ведь и тут незадача: предыдущий опыт «прихватизации» основных фондов показал, что от абсолютно непрозрачной продажи многочисленных объектов недвижимости народ не получил ничего - поступления в бюджет были мизерны по сравнению с реальной рыночной (во всех уважающих себя странах определяемой через аукцион) стоимостью здравниц.

Как же мыслит г-н Багапш распределять прибыли от нефтедобычи? Так, как это происходит в Арабских Эмиратах - на всех подданных этих государств? Или так, как предлагают ведущий ученый-экономист академик Олег Багратович Шамба, Народная Партия Абхазии и её лидер Я. Лакоба - при продаже объектов категории основных фондов иностранцам половину поступлений от сделки отдавать в Национальный банк РА для осуществления и совершенствования кредитной политики, а другую половину в виде именных акций всем гражданам РА? Или у Багапш есть какое-то другие варианты?

Юлия Хворова,

Старший помощник

администратора сайта